четверг, 31 января 2013 г.

«Бабий бунт» против «водочного короля»


В конце 2012 года в Уфе была учреждена общественная организация «Гибадуррахман». Она объединила в первую очередь женщин и молодежь, озабоченных растущим уровнем алкоголизации Башкирии. Именно с этой проблемой жители страны намерены бороться в первую очередь. Правда, эта инициатива не нашла поддержки у муниципальных властей. Мэрия Уфы традиционно поддерживает производителей и дистрибьюторов алкоголя, в первую очередь, Тимура Гизатуллина.

Зеленый змий Башкирии
Согласно данным алкогольной статистики, Россия находится «всего лишь» в первой пятерке среди стран-лидеров по потреблению чистого алкоголя на душу населения. При этом вопрос качества хмельной «отравы» а нашей стране стоит особенно остро.
Довольно распространено мнение о том, что традиционные религии помогают людям обрести внутренний стержень и избежать пристрастия к пагубной привычке. В числе конфессий, которые особенно жестко запрещают распитие спиртных напитков, находится ислам. Но если в суровых республиках Северного Кавказа употребление алкоголя действительно невелико (4 литра спирта на человека против 10 литров в среднем по России), то в регионах «бархатного» исламского влияния - ситуация менее радужная.
В Башкортостане потребление алкоголя в прошлом году составило около 8 литров условного алкоголя. Дело в том, что, по некоторым данным, «Башспирт» устанавливает такие условия сотрудничества с местными регионалами, при которых они должны продавать населению не менее 10 литров в год на каждого, включая женщин и грудных младенцев. Разумеется, жители республики не употребляют исключительно лишь местную продукцию, но это демонстрирует явно аморальный облик местных властей, предпочитающих порочную практику.
Ситуация не всегда была столь плачевной. Еще в 1990-е годы потребление алкоголя на душу населения в республике было  невысоким и имело тенденцию к снижению. Примерно с 1998 года тренд развернулся, и, похоже, что надолго. Сейчас Башкирия занимает одно из лидирующих мест по сбыту водки, а по продажам пива стоит на 10 позиции. 98% всех уфимцев-мужчин старше 15 лет пьют более или менее регулярно.
Устрашающие показатели, как мы видим, подскочили еще в президентство Муртазы Рахимова. Но почему именно 1998 год?

Водочный король
Дело в том, что именно во второй половине 1990-х в республике объявился вино-водочный король. Первым человеком, который решил торговать крепким алкоголем централизованно, стал Тимур Гизатуллин.
Сын уважаемого в республике академика, экономиста Хамида Гизатуллина, он еще в свои студенческие годы, которые частично провел в Москве, быстро сообразил экономическую выгоду от распространения хмельных напитков. Так и не доучившись в университете, откуда он  с треском вылетел в 1994 году, Гизатуллин вернулся на родину и стал разрабатывать и внедрять собственные бизнес-схемы.
22-летний выпускник Башкирского госуниверситета, Тимур Гизатуллин в 1996 году создал компанию «Новое время», занимавшуюся оптовой торговлей алкоголем. Поскольку он был тесно связан с мэром Уфы Зайцевым и местным криминальным авторитетом Владимиром Глуховым, добиться от поставщиков – местных спиртзаводов – льготных товарных кредитов (под реализацию) не составило труда. В конце концов, Глухов и его команда проворачивали дела и «покруче». Например, в 1995 году они украли с Ново-Уфимского НПЗ и завода «Каустик» нефтепродуктов на общую сумму 26 млрд. рублей (цены до деноминации рубля). Сам Гизатуллин тогда же попал в поле зрения правоохранительных органов за незаконное хранение оружия, однако отделался условным сроком.
Компания «Новое время» стала быстро расти. Она выступала посредником между производителями и распространителями алкогольной продукции. Заняв эту уютную нишу в 2008 году, когда могущество Гизатуллина достигло апогея,  «Новый мир» стал контролировать две трети всего оптового алкогольного рынка Башкортостана.
Заняться оптовой торговлей, со слов самого Гизатуллина, его подтолкнуло отчаянное положение сбыта алкоголя после дефолта 1998 года. Якобы первые магазины новой торговой сети «Мастер вин» он открыл в 2000 году. Однако местные жители отлично помнят, что первые мелкооптовые базы «Мастера вин» были созданы в том же 1998-м. В 2000 году открылись розничные «алкогольные бутики». Впрочем, население закупалось у Гизатуллина и без того.
В одном Гизатуллин точно был прав: сразу после дефолта «свои деньги из оптовых магазинов приходилось вытрясать». В этом у него и Глухова был большой опыт. Вырученное он пускал в оборот. Сеть расширялась, захватывая все новые и новые пространства. К 2008 году она насчитывала 12 магазинов в Уфе и была крупнейшей в республике. Все «лакомые» помещения предоставлялись с позволения мэрии.
Для тех, кто не уловил закономерность: именно с конца 1990-х годов алкоголизация Башкирии стала уверенно наращивать обороты.

Успех закончился наездом
Конечно, «Мастер вин» не мог составить конкуренции любимому детищу Гизатуллина – сети супермаркетов «Матрица», которая разрасталась с немыслимой скоростью, оккупируя все самые бойкие торговые места. Однако кое-какой доход алкогольная сеть приносила. Дела шли настолько успешно, что в середине 2000-х ее совладельцем стал давний приятель и партнер Тимура Гизатуллина - остепенившийся и превратившийся в «авторитетного бизнесмена» Владимир Глухов.
Гизатуллину действительно удалось найти свое призвание в торговле алкоголем. На ассортимент в его «бутиках» никто никогда не жаловался. Он и сейчас на высоте. Правда, цены значительно выше, по сравнению с тем же «О`Кеем». Зато сейчас у него все в порядке с сертификатами, и качество радует. Все это составляет поразительный контраст с «Матрицей», заполненной унылыми и нервными работниками, зачастую с просроченной продукцией на прилавках. Секрет прост: сеть «Матрица» увязла в долгах, и, похоже, бесповортно. «Мастер вин» только за последние полгода «вытряс» из должников несколько миллионов рублей. То есть остался в приличном для своего масштаба выигрыше.
Но качеством своей продукции «Мастер вин» мог гордиться не всегда. Во времена заката монопольного положения Гизатуллина на этом рынке Башкирии случайно всплыл один скандальный эпизод. В июне 2010 года, когда звезда его, пусть и не прямого, покровителя –
 Муртазы Рахимова – уже потускнела, у Гизатуллина случился прокол. В один из его алкогольных уже супермаркетов «Калина» с плановой проверкой заглянули специалисты Госпродуправления и сотрудники прокуратуры Октябрьского района Уфы. Проверяющие обратили внимание на осадок в восьми бутылках весьма дорогого коньяка. Трехлетней выдержки «Золото Дагестана» и четырехлетний «Тайный Советникъ» увезли на экспертизу, а сам супермаркет оштрафовали на 100 тыс. рублей.
Эпизод вроде бы не примечательный, но таким образом правоохранители ясно дали понять, что «золотые дни» Гизатуллина подходят к концу. Кресло под Рахимовым уже ходило ходуном, и молодого выскочку нужно было осадить. Коньяк, скорее всего, успешно прошел «экспертизу» на одном из банкетов в местном УВД. А газета, принадлежащая племяннице Рахимова, аккуратно съязвила о том, что, дескать, во Франции такая мелочь, как осадок, прошла бы незамеченной. А у нас на все есть ГОСТ. Впрочем, дело было вовсе не в «Мастере вин», через который лишь погрозили пальцем, а в некоторых особенностях ведения Гизатуллиным бизнеса вообще.

Пьяная война
В декабре 2007 года башкирская налоговая служба обратилась в суд с иском к «Мастеру вин», в котором истребовала расторжения сделки между вино-водочной сетью и другой компанией Гизатуллина, ООО «Уфимский комитет имущественных отношений». Печально известный Комитет, возглавляемый сестрой Гизатуллина, давно находился под пристальным наблюдением налоговиков из-за «мутных» схем ухода от налогов, в основном, с помощью подставных сделок. Махинации с недвижимостью приносили Комитету немалую прибыль. Мэрия закрывала на все глаза, ведь Гизатуллин никогда и не скрывал, что «шел навстречу властям, когда это было нужно». Именно поэтому в декабре 2008 года арбитражный судья отказал налоговикам. С формулировкой: в связи с банкротством «Комитета имущественных отношений г. Уфы». Аварийная эвакуация активов в пользу «Мастера вин» состоялась.
Позже налоговая служба совершила почти невозможное, добившись в суде «реанимации» Комитета для дальнейшей разъяснительной работы с «зарвавшимися» предпринимателями. Но это уже другая история.
Когда же Рахимов покинул свой пост, а мэр Уфы Качкаев, ставленник клана Рахимовых, сидел на чемоданах, Гизатуллин остался воевать с проверяющими на общих основаниях. Неприкосновенную до тех пор алкогольную сеть начали трясти. В сухом отчете значится: «В период проведения плановой выездной проверки на оптовом складе алкогольной продукции ООО «Мастер Вин», (г.Уфа) установлено, что в обороте находились 3 партии алкогольной продукции в количестве 56 л на сумму 117,4 тыс. рублей с нарушением требований законодательства Российской Федерации по маркировке и нанесению информации, подтверждающей легальность производства и оборота алкогольной продукции».
И вновь на «экспертизу» уехали не самые дешевые напитки. На этот раз - марочные французские вина. Это был отголосок войны за передел собственности в Уфе. Отчаянно сопротивлявшийся Гизатуллин с боем сдавал каждую торговую точку своей «Матрицы». В том же 2011 году, в ноябре, например, приставы вышвырнули в снег менеджеров из захваченного Гизатуллиным еще в 2006 году магазина на ул. Цюрупы (бывший магазин «Шанс»).
Кстати, тогда же крупными штрафами окончилась проверка складов союзника Гизатуллина – «Башспирта». По всей сети нанесли ощутимый удар.

Сомнительный итог
Сейчас алкогольная сеть Гизатуллина, пожалуй, единственный его актив, который сам по себе не обременен долгами. «Матрица-Финанс», созданная для эмиссии облигаций, которые Гизатуллин не смог выкупить в 2008 году, пошла ко дну весной прошлого года. Сеть супермаркетов удалось отстоять. Пока удалось.
Впрочем, башкирский предприниматель не унывает. Ведь алкогольная ситуация в республике и поддержка мэра мэр Уфы Ирека Ялалова играют ему на руку. Пока власти поддерживают алкоголизацию, «Мастер вин» будет весьма доходным. А пить в Башкирии, где гизатуллины делают алко-бизнес, меньше не станут.