среда, 13 марта 2013 г.

В СССР Морозова не пустят

Ульяновский губернатор слишком рьяно взялся учить Владимира Путина любви к Родине

Точка несогласия
Проекту с условным названием «Назад в СССР» положила начало знаменитая фраза Владимира Путина, назвавшего развал Советского Союза «самой большой геополитической катастрофой XX века». Путин уже в 2005 году понимал, кто составляет его «ядерный» электорат. Однако на время решения «Проблемы-2008» консервативную идею отложили в долгий ящик: проект противоречил ожиданиям политической оттепели от Дмитрия Медведева. Летом 2011-го, незадолго до 20-летия путча, Медведев даже заявил, что «не считает распад СССР главной геополитической катастрофой XX века».
Впрочем, часть политологов считает, что эти слова были одним из согласованных сигналов, заранее поданных для пробуждения путинского избирателя и подготовки общественного мнения к возвращению Путина в Кремль. И после инаугурации Владимира Путина «советский» проект был разморожен и включен в повестку дня наряду с другими экспериментальными идеологическими площадками. Такими, как упомянутые в недавнем докладе «Политбюро 2.0» сетевая структура на базе Русского географического общества и движение по возвращению в исторический оборот Первой мировой войны.

За наш советский Симбирск!
Поскольку носителями идеи «советского реванша» являлись, главным образом, критики Путина из числа национал-патриотов, для ее превращения в федеральный тренд требовался некий инициатор проекта. «Проводник» должен был, с одной стороны, принадлежать к правящему политическому классу, а, с другой – не определять лицо российской элиты..  
До сих пор остается загадкой, почему ульяновский губернатор Сергей Морозов решил, что выбор пал на него. Во-первых, Ульяновск прекрасно помнит, как Морозов собирался заменить городу его советское имя на дореволюционное Симбирск. Во-вторых, во время скандала с размещением перевалочной базы НАТО патриотический Ульяновск и тамошний губернатор оказались по разные стороны баррикад. В-третьих, симбирские газеты сразу же принялись зубоскалить, насколько ловко сочетает Морозов тоску по СССР с либеральной экономической парадигмой.
Возможно, свою роль сыграл тот факт, что Морозова как минимум однажды  использовался в качестве «толкача». В апреле 2012-го  губернатор Ульяновской области вошел в число 8 глав регионов, которые удостоились аудиенции покидающего Кремль Дмитрия Медведева и поддержали его предложение ввести муниципальный фильтр на возвращенных стране губернаторских выборах.

Изборский конфуз
За возможность встроиться в федеральный тренд Морозов ухватился, как утопающий за соломинку. Дело в том, что возвращение Путина в Кремль поставило ульяновского губернатора в деликатное положение.  Карьера Морозова, как политика, начиналась при активной поддержке небезызвестной группы компаний СОК. Той самой, которую пришлось с ОМОНом выбивать с АвтоВАЗа соратнику Путина Сергею Чемезову. В 2006 году ходили упорные слухи, будто бы переназначение Морозова на должность губернатора Путиным состоялось под честное слово порвать с СОКом и его лидерами. И многие в Ульяновске до сих пор считают, что обещание выполнено не было.
За новое дело Морозов взялся так рьяно, словно и впрямь собирался что-то кому-то доказать. В сентябре 2012 года он собрал в Ульяновске Международный культурный Форум и с его трибуны заявил о намерении открыть музей эпохи СССР. Идею, что характерно, поддержали два важных гостя Форума – спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко и министр культуры РФ Владимир Мединский.
А в декабре в Ульяновске провел выездное заседание Изборский клуб,  объединяющий «цвет» патриотической общественности РФ – Проханова, Леонтьева, Делягина, Дугина, Максима Шевченко и др. Сказав все полагающиеся случаю высокие слова, Сергей Морозов и Александр Проханов подписали совместное обращение к Президенту РФ. Идеолог «советского реванша» и самопровозглашенный «толкач» проекта предложили Владимиру Путину начать подготовку к празднованию 100-летия образования СССР, создать с этой целью рабочую группу при Правительстве РФ и назначить местом торжеств Ульяновск.
Обращение Морозова-Проханова появилось в интернете уже в новом году - 4 января. А всего через неделю случился конфуз. Министр культуры Ульяновской области Татьяна Кириллова заявила «Коммерсанту», что ее начальник… «подписывать обращение не стал», поскольку направит Президенту «более детальное предложение». Попросит отпраздновать  с размахом не только 100-летие СССР, но и 100-летие Октябрьской революции. Естественно, тоже в Ульяновске.

Кто замахнулся на святое
О направлении в адрес Путина нового обращения пока ничего не слышно.  О реакции Путина на петицию, то ли подписанную, то ли не подписанную Морозовым – тоже. Точки над «I» могла бы расставить встреча Морозова с Путиным, про которую ульяновский губернатор рассказывал членам Изборского клуба, что она состоится «в ближайшее время». За три прошедших месяца встреча Путин с Морозовым так и не встретился.
Логика Кремля кажется странной только на первый взгляд. Недавняя история с борцом за чистоту депкорпуса Пехтиным показала, насколько трепетно российская власть относится сегодня к носителям правильных идей. Шлейф скандалов, окутавший Сергея Морозова до и сразу после Нового года, сделал его никудышным проводником проекта «Ваck in USSR». Из Ульяновска еще не успел выветриться изборский дух, а верхушка областного правительства устроила в Лондоне в январе грандиозную презентацию международной художественной премии, названной именем ульяновского художника Аркадия Пластова. Почему дотационный регион, где загибается почта, где разразился кризис неплатежей за газ, где нет денег на ремонт туалетов в собственном художественном музее, учреждает премию размером 20 миллионов рублей? И откуда эти деньги вообще взялись? Злые языки на Волге, естественно, опять  вспоминают СОК…
Но куда более тяжелым стал для Морозова другой январский удар – результаты проверки Контрольным Управлением Президента Программы развития отечественного авиапрома. Это документ фактически сообщает о том, что федеральная целевая Программа «Развитие гражданской авиационной техники России в 2002 – 2010 годах и на период до 2012 года» благополучно завалена. Причем в то самое время, когда Сергей Морозов занимал свой пост и громко рассказывал, что Ульяновск – авиационная столица России.

Другой проводник или другой губернатор?
По одной из версий, отлучение Морозова от советского проекта инициировал Глава Администрации Президента Сергей Иванов. Идеологическая площадка по синтезу консервативных ценностей советского и имперского периодов считается его епархией. А в качестве куратора «оборонки» Иванов прекрасно осведомлен о «художествах» Морозова в авиапроме. Ему известно, как губернатор выбивал 2,7 млрд бюджетных рублей для фирмы «Локомоскай» на создание «летающих тарелок», оказавшихся на проверку… советскими разработками 80-х годов. Или как журналисты добивались от Морозова ответа, случайно ли ремонтом и обслуживанием самолетов в авиакластере Ульяновска занимается принадлежащее супруге губернатора предприятие «ИТАРУС сервис».
По другой версии, команду не отождествлять советский проект с Морозовым мог дать сам Владимир Путин. Либо с подачи Чемезова (которому до последнего времени не давали завершить «зачистку» Ульяновской области от СОКа), либо по собственной инициативе. Не надо учить разведчика любить Родину. Особенно такого, для которого новый советский проект является «кровной задачей».
Путинское большинство в России готово обсуждать вопрос  о мере возврата к советским реалиям. И по мере развития проекта его «проводник» от партии власти будет набирать все больше и больше вистов. Но в раскрутке Морозова, имеющего «двойку» в последнем рейтинге выживаемости губернаторов и тень СОКа за спиной, российская политическая элита не заинтересована. Есть много других фигур, которым может понадобиться мощная электоральная поддержка. И довольно скоро.
Поскольку от реализации проекта Кремль вряд ли откажется, остаются два варианта. Либо столицей «советского реванша» становится не Ульяновск, а какой-то другой город. Либо Морозов в обозримом будущем перестает управлять регионом, и Музей СССР в Ульяновске будет строить кто-то другой. Менее скандальный, более далекий от бандитов, и более близкий к идеалам славного советского прошлого.