пятница, 20 сентября 2013 г.

ПТЕНЕЦ ГНЕЗДА СЕРДЮКОВА

Турчаки как карьерный трамплин
Недавняя отставка руководителя «Спецстроя» Григория Нагинского в очередной раз подтверждает, что нынешний министр обороны Сергей Шойгу сделал принципиальный выбор в пользу очищения военного ведомства от сердюковских кадров. Как опытный управленец он прекрасно осознает, что невозможно наводить порядок руками тех, кто несколько лет кряду сознательно разваливал обороноспособность страны, чтобы в условиях искусственно поддерживаемого хаоса заниматься личными гешефтами.
Впрочем, сердюковские кадры тоже «не первый день замужем». Наиболее ушлые из них заранее подготовили себе запасные аэродромы и сейчас применяют свои менеджерские таланты на других фронтах работы. Что называется: была бы должность, а как из нее выжать десяток-другой миллионов долларов, мы придумаем. Яркий пример таких умельцев — Александр Горбунов, вовремя успевший перескочить из теплого кресла в министерстве обороны под крыло Сергея Чемезова в госкорпорацию «Ростех».
Свою карьеру Горбунов начинал в Санкт-Петербурге как наемный менеджер семьи Турчаков. Анатолий Турчак (отец нынешнего губернатора Псковской области Андрея Турчака), будучи хорошим знакомым Виктора Зубкова, в мутные 90-е сумел в свою пользу приватизировать оборонное НПО «Ленинец». Профильная деятельность НПО долгое время развивалась ни шатко ни валко, основную прибыль приносила сдача его площадей в аренду. Ситуация кардинально изменилась после назначения зятя Зубкова — Анатолия Сердюкова — министром обороны.

Мода на французское
В 2007 году 33-летний директор НТЦ «Завод Ленинец» Александр Горбунов вдруг получил должность советника Сердюкова, а спустя год — кресло заместителя начальника аппарата министра. Именно Горбунов стал одним из идеологов разработанной при Сердюкове концепции приватизации «непрофильных» активов министерства обороны, то есть дал зеленый свет масштабной распродаже военного имущества. Плоды этой реформы, известной в народе под названием «дело Оборонсервиса», в настоящее время являются предметом пристального изучения со стороны Следственного комитета России.
В 2009 году Горбунов пересел в кресло начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Именно он активно лоббировал покупку израильских беспилотников. Позднее, правда, выяснилось, что они абсолютно непригодны для использования в России — не переносят минусовые температуры и бесполезны в дождь.
Еще один громкий скандал — сделка по покупке двух французских кораблей типа «Мистраль». Предполагалось, что два судна будут построены на французской верфи Saint-Nazaire, еще два — в России. Военные эксперты иначе чем «нелепым» это решение не называют. По своим тактико-техническим характеристикам «Мистрали» уступают голландским и испанским аналогам. Покупать корабли этого типа не хочет ни один флот мира, у самой Франции их всего два.
Уже после заключения контракта военные обнаружили, что «Мистрали» нельзя использовать при температурах ниже минус семи градусов по Цельсию. Кроме того, они нуждаются в серьезной конструктивной доработке, чтобы иметь возможность принять и нести на себе российские боевые вертолеты (проектировались «Мистрали» под французские образцы). Два корабля обошлись российскому бюджету в 1,2 млрд евро, притом что стандартная цена французского вертолетоносца 400 млн. евро и это с учетом всей электроники, радаров и навигации (российские же экземпляры будут комплектоваться отечественной начинкой).
Нецелесообразность покупки «Мистралей» для ВМФ России была настолько очевидной, что с самого начала обсуждалась версия о сугубо коррупционной подноготной этой сделки. В частности, по мнению ряда осведомленных источников, проект продвигал бывший сенатор и банкир Сергей Пугачев, который сейчас скрывается от правосудия во Франции. Помимо Межпромбанка ему принадлежали Балтийский завод и «Северная верфь» в Санкт-Петербурге, на базе которых по французским лекалам должны были построить еще два «Мистраля». Также, есть данные, что через фирмы-прокладки Пугачев владел долями ряда французских верфей, в том числе Saint-Nazaire. Без российского контракта им всем грозило банкротство.
Стоит отметить, что для оружейного бизнеса во всем мире нормой является выплата комиссионных с суммы сделки или, говоря по-русски, отката. Конкретный размер этих комиссионных варьируется в зависимости от обстоятельств и культурных особенностей покупателя. Можно лишь предположить, что Россия – это не какая-нибудь банановая республика, поэтому в данном случае откат был сравнительно небольшим, в пределах 10-15% или 120-180 млн евро, которые ушли на «адресную мотивацию» представителей заказчика, согласовывавших покупку. Александр Горбунов, занимая должность начальника профильного управления Минобороны, в этом случае мог рассчитывать на свою долю от этих 10-15%. Конечно, это — всего лишь область догадок и предположений (пусть и обоснованных). Зато никаких сомнений не вызывают другие результаты деятельности Горбунова в Минобороны.

Слепые МиГи
В одном из своих недавних интервью руководитель холдинга «Ленинец» Анатолий Турчак с гордостью заявил: «Сегодня мы являемся частным предприятием, но государственный оборонный заказ составляет около 80% в объеме производства». Турчак скромно умолчал о многочисленных скандалах, которые сопровождают участие «Ленинца» в освоении ГОЗа. В этом плане показательна история с модернизацией перехватчиков МиГ-31, в рамках которой НТЦ «Завод Ленинец» поставляет радиолокационные системы (РЛС) «Заслон-АМ». Характеристики этой РЛС проигрывают американским аналогам на порядок: дальность обнаружения цели российской системы составляет 80-90 км (а при активном маневрировании и того меньше), у американского радара — до 400 км. Самолеты с технологией «стелс» на частоте миговского радара вообще не видны. В итоге изначально хороший самолет МиГ-31, по сути, слеп и беззащитен в условиях реального боя.
При этом в России есть вполне современные разработки РЛС: «Жук» (создан для МиГ-35), «Барс», а также «Ирбис». По мнению военных экспертов, «Барс» имеет преимущество даже перед AN/APG-77, которыми оснащаются американские F22 Raptor. Однако на модернизированные МиГи все равно ставят безнадежно устаревшие РЛС, производимые НТЦ «Завод Ленинец». Возникает закономерный вопрос: почему. Ответ, видимо, стоит искать в структуре собственников предприятия-подрядчика.
По данным ЕГРЮЛ ОАО «НТЦ «Завод Ленинец» на 40% принадлежит ООО «УК «Ленинец», структуре семьи Турчаков, и на 60% ЗАО «Система», гендиректором которого является Анна Ушакова — правая рука Горбунова. Единственным владельцем ЗАО «Система» является сам Горбунов.

Под крышей «Ростеха»
В 2010 году, не став дожидаться большого шухера в Минобороны, Горбунов перешел на работу в «Ростехнологии» (сейчас – «Ростех») и возглавил одну из управляющих компаний госкорпорации — «Проминвест». Формально это можно считать карьерным понижением. Но стоит еще раз напомнить, что не место красит человека, а человек место.
Во-первых, Горбунов получил на откуп от «Ростехнологий» большой проект — ему поручили реструктуризацию долгов и оживление новосибирского НПО «Сибсельмаш» и его многочисленных дочек: НПО «Луч», Инструментальный завод «ПО «Сибсельмаш», «Сибсельмаш-Спецтехника» и др. Одним словом, там было, где развернуться.
Во-вторых, переход в «Ростехнологии» вовсе не означал, что Горбунов свернет свои старые гешефты и забудет о наработанных в Минобороны бизнес-связях. Напротив, прямо в офисе «Проминвеста» были выделены помещения для НТЦ «Завод Ленинец» и ФГУП «Инстрой» при «Спецстрое».
Появление последней конторы не случайно. До недавнего времени «Спецстрой» возглавлял Григорий Нагинский — один из наиболее одиозных представителей Минобороны сердюковского призыва, сейчас проходящий по делу «Оборонсервиса». Горбунов активно лоббировал привлечение «Спецстроя» к освоению бюджетных средств, выделяемых «Ростеху» в рамках целевых программ. После отставки Нагинского эта идея, по всей видимости, теряет для Горбунова всякий смысл, и он сможет сосредоточиться на своих прямых обязанностях — «Сибсельмаше».
Когда руководство страны передавало в управление «Ростеху» долю государства в проблемных предприятиях, предполагалось, что госкорпорация сможет разобраться в каждом отдельном случае, выделит в нем здоровое ядро, которое можно оживить и развивать, а остальное пустит на покрытие долгов перед многочисленными кредиторами. И «Сибсельмаш» в этом смысле не являлся исключением.
Когда предприятие отдали Горбунову, оно еще худо-бедно, но работало. Велись переговоры, привлекались заказы, рабочим пусть и с задержками, но платили зарплату. Кредиторы, видя это, готовы были пойти «Сибсельмашу» на уступку и даже подписали с ним мировое соглашение, отказавшись от идеи банкротства.
Однако, как показывает весь ход дальнейших событий, Горбунов с самого начала не планировал ничего оздоравливать, оптимизировать, искать инвесторов, сохранять рабочие места. Директором «Сибсельмаша» был назначен шофер Горбунова, чья квалификация вряд ли предполагает способность разобраться в производственных и финансово-экономических проблемах.
В итоге, пока региональная власть и кредиторы предприятия, усыпленные мировым соглашением, ожидали от команды «Ростеха» разработки программы по обновлению «Сибсельмаша» и привлечения новых заказов, Горбунов подготовил и запустил банкротство. Производство на предприятии было окончательно остановлено, а многотысячный коллектив «Сибсельмаша» к ужасу новосибирских властей — уволен. Сейчас имущество предприятия ускоренными темпами готовится к продаже. Учитывая предыдущий опыт Горбунова, можно предположить, что все будет реализовано по смехотворно низкой цене.
В истории с «Сибсельмашем», равно как и в других — с закупкой «Мистралей», установкой устаревших РЛС на МиГи, — четко прослеживается корыстный интерес Горбунова. Непонятно только одно: а что с этого получит «Ростех», кроме сомнительной славы могильщика сибирской промышленности и репутации убежища для сердюковских кадров?